Menu
menu

Вспоминаю итоги Фоточемпа-2015, которые я ещё прошедшим летом описал в такой наивной и политкорректной манере. Следует добавить, что я являюсь судьёй этого состязания с момента его основания в 2010-ом году.

В мире, где значение термина «средство связи» уже неотделимо от фотоаппарата, стало необходимым постоянно доказывать факт собственного существования через визуальные средства. Таким образом, нынешняя цивилизация в некоторой степени предлагает перефразировать известное изречение в “Video, ergo sum!” (“я вижу, значит я существую!”). И если кому-то важно предъявить это доказательство прежде всего самому себе через автопортреты, то для другой части важно разделить понятия смотреть и видеть. Ведь второе означает понимать увиденное, уметь осмысливать и интерпретировать его. То есть речь идет о вхождении в широкое употребление еще одного языка — визуального.

Ради этого и появился шести лет назад нетривиальный по своей идее Фоточемпионат, инициатором и двигателем которого выступил «человек и пароход» Алексей Лысогоров, дизайнер, популяризатор своей профессии, преподаватель и основатель профильного форума в Кыргызстане. За эти годы темами соревнования последовательно становились исследования элементов базовой геометрии, содержания, изобразительных эстетик и движения, а вместе с тем рос и творческих уровень участников.

А в 2015-ом году чемпионат сделал ещё один шаг вперёд — конкурсантам было предложено воплотить впечатления от популярных кинофильмов. С одной стороны, задача облегчилась знакомым референсом, априори хорошего уровня, с другой же – это стало тестом на визуальную грамотность для участников, потому что появилась возможность для наглядного сравнения исходного и конечного вариантов изображения, что прежде в рамках этого соревнования не предлагалось. Устроителями было предложено три способа выполнения конкурсных заданий: плакат к фильму, цитата из него и интерпретация некоей сцены, или фильма целиком. Пути решения не ранжировались никоим образом относительно друг друга, чтобы дать свободу выбора. На практике же, деления эти оказались условными и подчас сложно было сказать работу в каком из этих трёх жанров представляет на конкурс участник.

Итак, первое: большинство участников сделали выбор в пользу цитирования. С одной стороны, мы каждый день «цитируем» реальность — снимаем увиденное и должны иметь развитые навыки в этом направлении. С другой же стороны, предложенный референс в виде кинофильма и даёт понять, что этот метод решения не столь лёгкий, потому что участник вынужден играть на одном поле с создателями фильмов-заданий, не обладая при этом их ресурсами и опытом, что делает каждый удачный снимок достойным внимания.

© Елена Рудакова, задание по фильму «Формула любви» в рамках Фоточемпионата-2015.
© Елена Рудакова, задание по фильму «Формула любви» в рамках Фоточемпионата-2015.

Хотя, тот же плакат, другой из предложенных методов решения, мог бы выглядеть привлекательнее, так как чаще не предусматривает вовлечения в сцену заметного количества ресурсов, как это происходит с цитированием и, в силу самого жанра и истории киноплаката, позволяет играть с ассоциациями в широких пределах.

А если говорить об интерпретации, то именно здесь и разворачивается наибольший простор для творческой самореализации, потому что этот способ выполнения задания более остальных предполагает использование изобразительных символов и уже упомянутых выше ассоциаций с иными художественными, литературными и прочими источниками. К сожалению, особого энтузиазма в этом направлении не случилось, хотя и были интересные решения.

© Ярославна Галивец, задание к фильму « Загадочная история Бенджамина Баттона» в рамках Фоточемпионата-2015.
© Ярославна Галивец, задание к фильму « Загадочная история Бенджамина Баттона» в рамках Фоточемпионата-2015.

Примечательно и то, что невзирая на разницу в подходах к решению заданий, на разнообразие конкурсных кинокартин, большинство результатов несли одни и те же недочёты, которые подразделяются на три основополагающих составляющих классического литературного или кинематографического произведения: мизансцена, жизнеподобие и персонаж.

В идеале, проработанная сцена основана на равновесии этих трёх компонентов. Тем не менее, начать анализ лучше с мизансценирования — гармоничного использования внутрикадрового пространства, наполнения его взаимосвязанными элементами и действием. Чаще игроки делали свой выбор в пользу закрытых одноплановых композиционных решений, при этом упуская контроль за задним планом, где оставалось немало не связанного с сюжетом «мусора» и за редкими исключениями не использовали передний план. Наиболее удачные кадры основывались на уже упомянутых выше минимализме, крупных планах и реже символизме.

© Алексей Скачков, задание по фильму «Сияние» в рамках Фоточемпионата-2015.
© Алексей Скачков, задание по фильму «Сияние» в рамках Фоточемпионата-2015.

К этому следует добавить и ставший притчей во фотографических языцах — решающий момент. Часть авторов выбрала не знаковые, или мало узнаваемые сцены, или с неточной позой и/или состоянием персонажей. Частично эти ошибки основывавлись на недостаточной работе с динамикой: участники состязания делали выбор в пользу иллюстрации сцен статичными, невзирая на оригинал, когда, например, применялась имитация движения актеров вместо собственно движения.

То есть, изначально концентрируясь на малом визуальном объёме, авторы ещё больше сжимали собственные рамки во время съёмки. Это типичные трудности, выражаясь кинематографическим языком, «постановочного периода», с которыми борются даже именитые кинематографисты, и из которых проистекает следующая задача — жизнеподобие.

© Анна Зима, задание по фильму «Интерстеллар» в рамках Фоточемпионата-2015.
© Анна Зима, задание по фильму «Интерстеллар» в рамках Фоточемпионата-2015.

Как и живые ситуации, которые мы наблюдаем каждый день, визуализация требует соблюдения правил подобия с реальностью. К примеру, появление человека в скафандре на балу в средневековом замке потребует как минимум предварительных пояснений. Но даже с учётом того, что в части заданий, наряду с сюжетами текущей эпохи, присутствовали фантастические и исторические фильмы, недоработки носили системный характер: невнимание к деталям. Да, достать уникальный реквизит для участников было невозможно за редчайшим исключением, но почистить площадку от несоответствующих предметов, чтобы сделать сцену естественней — выполнимо.

© Светлана Кая, задание к фильму «Назад в будущее» в рамках Фоточемпионата-2015.
© Светлана Кая, задание к фильму «Назад в будущее» в рамках Фоточемпионата-2015.

Тем не менее, «в датском королевстве» были и светлые мгновения, всколыхнувшие приятные обсуждения вокруг многих кадров: Фоточемпионат открыл удачно воплощенных персонажей. Здесь можно было видеть работу примечательного уровня над костюмами, гримом и, что главное — над характером. Это тем более отрадно, потому что и для большого кинематографа создание достоверных образов — одна из основных задач. А ведь в соревновании участвовали только любители.

© Болот Исабеков, задание к фильму «Бёрдмен» в рамках Фоточемпионата-2015.
© Болот Исабеков, задание к фильму «Бёрдмен» в рамках Фоточемпионата-2015.

И всё же, даже на фоне самой позитивной части этой записки, стоит упомянуть об ошибках, имеющих много общего с остальными аспектами киноязыка: далеко не всегда удачно воплощённый образ органично вписывался в ткань кадра и, бывало оставался один на один в условном, или несоответствующем пространстве. Хотя, полноценность образа и состоит в визуализации его внутреннего состояния контактом со сценой и другими персонажами.

© Иммен Беньягуб, задание к фильму «Пятый элемент» в рамках Фоточемпионата-2015.
© Иммен Беньягуб, задание к фильму «Пятый элемент» в рамках Фоточемпионата-2015.

Также стоит упомянуть о паре визуальных решений, когда таблички на фигурах персонажей несли их имена или роли. Это показалось интересным: имея источник цитирования, участники не искали для самих себя соответствующих визуальных связей, на основании которых могли бы построить собственный кадр, и даже оставались увереными, что и зритель не прочтёт ту же ассоциативную пару «фильм-задание — конкурсный кадр» и поэтому вводили дополнительные, графические, а не смысловые символы.

В заключение.

Если каждодневные фотографические наблюдения не заставляют нас следовать кальке и мы создаём взаимосвязи внутри кадра в некоем свободном режиме, и только те, что мы способны считать или построить в тот момент на основании собственного опыта, который и трансформирует пространство вокруг нас в нечто иное; то эта, Фоточемповская, «кинокалька» вынуждает нас воспроизводить всё значимое в кадре, невзирая на глубину познаний в фотографии, кинематографе, в изобразительном искусстве и в литературе и тем двигает нас вперёд, наполняя новыми знаниями и ощущениями.

© Нигина Ташманова. Задание к фильма «Мертвец» в рамках Фоточемпионата-2015.
© Нигина Ташманова. Задание к фильма «Мертвец» в рамках Фоточемпионата-2015.

«Движущиеся картинки» вкупе с фотографией позволят нам лучше и глубже изучить природу человека, его движения, эмоции, взаимодействия и акценты. Приучат в реальности искать не столько фиксацию, «мгновение», но ключевой, самый главный кадр, квинтэссенцию события, ситуации или состояния, в котором и заключено не только время выдержки, но и всё описываемое событие и его настроения и энергии, что и составляет истинное ощущение присутствия, которого так не хватает, глядя на те мириады фотографий, что окружают нас сегодня.
 
 
Радостей творчества, дамы и господа! :)
 
 
P.S. Возможно, вам будет интересно посмотреть запись лекции «Иллюзия движения» к Фоточемпу-2015.
 
 
Все права на фото, видео и кино-материалы принадлежат вышеуказанным почтенным авторам и их законным представителям.
Фото в заголовке моё.
 
Copyright Disclaimer Under Section 107 of the Copyright Act 1976, allowance is made for «fair use» for purposes such as criticism, comment, news reporting, teaching, scholarship, and research. Fair use is a use permitted by copyright statute that might otherwise be infringing. Non-profit, educational or personal use tips the balance in favor of fair use.